Наследие Александра Андреевича Иванова

Значительным явлением в русской живописи и одновременно одно из крупнейших достижений в русском искусстве XIX века – наследие Александра Андреевича Иванова.

 

Современники справедливо считали его «принадлежащим к числу гениев будущего». В творчестве Иванова нашли свое отражение два процесса, характерных для живописи 1830-1850 годов: разработка новых методов аналитического изображения окружающего мира и стремление к большим историческим темам, позволяющим осмыслить сущность социальных явлений. 

Его отец Андрей Иванов был известным профессором Петербургской академии художеств, куда в 11 лет был отдан и Александр. Окончив Академию, Иванов был отправлен в Италию, где провел более 20 лет. Вернувшись на родину, он внезапно умер от холеры. 

Вдумчивым человеком, добросовестным и прекрасно подготовленным художником предстает перед нами Иванов в своих ранних работах. Та настойчивость, с которой русская Академия разрабатывала жанр исторической картины, именно в искусстве Иванова принесла наиболее ценные плоды. Изучение колорита лучших творений итальянского Ренессанса отразилось в «Явлении Христа Марии Магдалине». Присланная в Петербург, она имела большой успех и принесла Иванову звание академика исторической живописи. Капитальное произведение художника – картина «Явление Христа народу». По мысли художника, она должна была выражать «сущность христианства», тот нравственный переворот, который произвели в обществе этические и социальные идеалы этого учения. Утверждение христианской религии воспринималось Ивановым как факел исторического прогресса, как определенный этап в духовном развитии человечества. Призыв пророка и исповедь Христа, по мнению Иванова, должны были пробудить от «векового безмолвия народ Древней Иудеи, находившейся под национальным и социальным гнетом, дать выход погребенному в глубинах его сознания «желанию свободы и независимости». Образ Иоанна Крестителя приобретал значение образа пророка, который обличал общественные пороки.  

Картина, ставшая известной русской публике лишь в 1857 году, была задумана в начале 1830-х годов. Принадлежность ее к романтизму вызывает споры: в ней нет внешних признаков романтизма; драматичности сюжета, динамики действия, бушевания страстей, контрастных цветовых и светотеневых эффектов и т.п. Однако общий замысел картины, ее идея, несомненно, романтичны. Романтические идеалы русских любомудров послужили импульсами формирования представлений Иванова о высшем, мессианском назначении художника и искусства в обществе, о необходимости высокой идейности произведения искусства.  

Картина потребовала огромной подготовительной работы, которая продолжалась в течение всего пребывания мастера в Италии и по характеру художественных задач далеко выходила на пределы вспомогательного материала. Художник много путешествовал по Италии, изучая ее классическое искусство, штудируя античные произведения Леонардо, Рафаэля, в особенности колористов Венеции. Лишенный самомнения, он с глубочайшей серьезностью относился к каждой интересной модели, касающейся его темы и новой идее, высказанной людьми, которым он доверял. Его вечно ищущая мысль безошибочно находила дорогу к лучшим умам своей эпохи. Многолетняя, своеобразная и глубокая дружба сложилась у него с Н.В.Гоголем. А у И. Герцена искал он ответа на важнейшие вопросы современности. 

Наиболее интересной областью подготовительной работы явились натурные студии художника. Каждый персонаж картины, ее пейзаж, отдельные группы действующих лиц тщательно прорабатывались на натуре. Отбирая наиболее удачные варианты, Иванов находил наиболее выразительное решение образа, которое и включалось в окончательный вариант композиции. Характерны этюды к образу Иоанна Крестителя, среди которых профильный портрет итальянки со скорбными глазами и изможденным лицом, с запавшими щеками, голову прекрасного юноши, полного сил, и, наконец, написанные уже не натуры различные варианты профиля лица, с глубоко сидящими глазами и спутанной копной тусклых волос. Интересны этюды для головы раба. От первых решений, где преобладают черты, наложенные на человека долгими физическими страданиями, художник шел к образу, где явственно выступает духовность страдающего человека. 

Существенны этюды Иванова, такие, как известная «Ветка», этюды прибрежных камней деревьев, далей. Сюда же могут быть отнесены и натурные работы, не связанные с разработкой конкретного куска картины: «Неаполитанский залив у Кастелламаре», «Наружное дерево парка Гиджи», «В парке Аричча» и серия натурных штудий, изображающих обнаженных мальчиков под открытым небом, на траве, среди прибрежных камней.  

Художник передает глубину пространства и характер объемов точностью цветовых соотношений зелени, земли и воды, которых объединяет отражение голубого неба и легкая дымка нагретого полуденным солнцем воздуха. В пейзажах с фигурами мальчиков их обнаженные тела несут на себе отсветы голубого неба, зеленые и охристо-желтые отражения травы и земли. Иванов-живописец оказался в подобных работах на уровне самых насущных, самых важных проблем современной европейской живописи. Он подошел к проблеме пленэра, т.е. живописи на открытом воздухе, причем дал ей самостоятельное, очень индивидуальное решение. Эти искания не стали самодовлеющими. Объективный характер предмета в его реальных категориях формы и цвета остается для художника критерием построения образа. В «Явлении Христа народу», художник дает в высшей степени глубокое и передовое для своего времени решение исторической темы. Он сосредотачивает внимание зрителя не на отдельном герое, а на народной толпе. Он стремится представить не только национальный облик, не только развитие характера и темпераментов, но и специфику тех общественных отношений, которые должны были иметь место, согласно его представлениям об Иудее начала новой эры. Художник стремится ощутить в этой толпе некое внутреннее духовное единство, достигнутое не механически, не внезапным испугом перед стихийным бедствием, не животным страхом перед трансцендентными силами, а определенным идейным фактором, который отразил бы исторический процесс, как процесс внутреннего развития человечества.  

1840-1850 годы отмечены новыми тенденциями в творчестве Иванова. Аналитическая работа ума, обращенная на все то, что современность давала в сфере нового, философско-исторического понимания религиозной проблематики, постепенно уводила художника от интереса к религиозному сюжету, как таковому. Политические события в Европе 1840-х годов, мысли о необходимости создания искусства, белее непосредственно отвечающего вопросам своего времени, изучение новейших трудов по истории и археологии – все это давало новое освещение традиционным темам. Передовая часть интеллигенции глубоко чувствовала значительность и необычность творчества Иванова. Н.Г.Чернышевский был поражен прогрессивностью воззрений Иванова на гражданственные задачи искусства.  

Автор: Наталья Абдуллаева
Отмена

Выбор подарка

Места по теме:

Пивной бар "ПивБанк"

Старый Оскол, Стадионная, 4Б

Говорят, что о вкусах не спорят, и это правильно. Например, любимой едой...

0 голосов

Другие материалы этого автора:

Наследие Александра Андреевича Иванова

Бесплатные знакомства на сайте Rulove:

Бесплатный сайт знакомств

Мини-отель в исторической части Санкт-Петербурга

Миниотель в исторической части Санкт-Петербурга