Скульптура в России в середине XIX века

В середине XIX в. происходит некоторое измельчание классицизма и в скульптуре. Творческое содружество зодчих и ваятелей уже не имеет той органичности, которая ему была присуща ранее. Формы скульптуры мельчают, большую роль начинает играть повествовательный элемент. В самом использовании пластики в архитектурных сооружениях нарастают элементы эклектизма. Примером таких ансамблей мог служить Исаакиевский собор, сохранивший, однако, еще черты большого стиля. С наибольшей отчетливостью этот процесс проявился в создании Храма Христа Спасителя (не сохранился), построенного К.А.Тоном, где ордерные формы классицизма окончательно уступают место эклектическому византизму.

Одновременно с упадком скульптуры монументальной появляется проникновение в скульптуру жанровых элементов или анималистической тематики.

Статуи русских воинов в комплексе Нарвских ворот в Петербурге, рельефы А.В.Логановского, украшавшие храмы Христа Спасителя, и работы И.Витали для Исаакиевского собора отличаются внешним романтизмом, соединенным с чертами натуралистической трактовки формы, интересом к одежде. Художественное решение нередко оказывается противоречивым. Однако оно принимает внешний, идеализирующий характер. Пример тому – колоссальная фигура ангела с крестом на вершине Александровской колонны работы Орловского.

Элементы романтизма есть и у И.П.Витали, которому обязаны своим скульптурным убранством многие сооружения Москвы. Жизнерадостные мальчишки фонтана на Театральной площади и томные юноши, олицетворяющие реки, в фонтане, сооруженном на Лубянской площади (ныне в саду Президиума Академии наук), отличаются сочной, живописной лепкой. Какой-то особенной, присущей всем творениям скульптора округлостью форм. Выразительность светотеневой лепки И.П.Витали, его эмоциональность, несколько, впрочем, приторная, отчетливо ощутима и в скульптурных группах для Воспитательного дома в Москве, в декоре Триумфальной арки в Москве, в его надгробиях.

Свойственные эпохе стремления к непосредственной передаче окружающей действительности отчетливо отразились в скульптурном портрете, не найдя здесь, однако, достаточно органического решения.

Достигший в конце XVIII в. своего расцвета этот жанр в начале последующего столетия значительно уступает в своем художественном качестве пластике монументальной. В портретных бюстах С.И.Гальберга, большая часть работ которого падает на конец 1820-х – 1830-е годов, подчеркнутая строгость общего замысла порою почти буквально повторяющего античные, в частности римские образцы, соединяется с чертами натуралистического воспроизведения облика портретируемого. Бюст И.А.Крылова, решенный строго фронтально в виде античной гермы со срезанными плечами, с обнаженной шеей и грудью, еще сохраняет некое единство между значительностью образа и его пластическим решением. Однако чаще всего строгая классицистическая композиция недостаточно органично связана со своеобразным психологизмом в трактовке жизни лица.

Непосредственность восприятия натуры очевидна и в творчестве Петра Карловича Клодта, которого можно назвать первым русским скульптором-анималистом. Конная группа на Аничковом мосту в Петербурге вполне сохраняют некоторые лучшие качества монументальной скульптуры начала XIX века. Простота замысла, ясность действия, естественность композиции, найденность силуэта придают им большую убедительность. Здесь много точного наблюдения натуры: строения лошади, ее живого движения. В отличие от многих изображений лошадей на рельефах начала века, восходящих к типу коней Парфенона или ренессансным конным статуям, группы Клодта совершенно не вызывают прямолинейных ассоциаций с классическими образцами.

Удачны и перспективны для развития русской пластики XIX века были опыты Клодта в мелкой станковой скульптуре. Таковы его небольшие бронзовые фигуры лошадей. Появление таких произведений, как группа «Лошадь с жеребенком» Клодта, как скульптура работы Н.Пименова, изображающая юношу в «партикулярном платье», сидящего в задумчивой позе на скамье, свидетельствуют о приближении нового этапа в развитии русской скульптуры. Важнейшей его задачей явилась непосредственность изображения явлений окружающей жизни.

Автор: Наталья Абдуллаева
Отмена

Выбор подарка

Места по теме:

Международный центр-музей...

Кропоткинская

Москва, Малый Знаменский переулок, 3/5

300

Музей Международного Центра Рерихов расположен в самом сердце Москвы, на...

2 голосов

Другие материалы этого автора:

Наследие Александра Андреевича Иванова

Бесплатные знакомства на сайте Rulove:

Бесплатный сайт знакомств

Мини-отель в исторической части Санкт-Петербурга

Миниотель в исторической части Санкт-Петербурга